21:01 

Рассказ № 2 "На полпути от осени к предзимью"

вторы: Снарк&Svengaly
Главные герои: Томас Снейп, Северус Снейп
Рейтинг: G
Вежливый отказ: Права J.K.R. на созданных ею персонажей не обсуждаются и не оспариваются.
Написано на фикатон для читателей "Другой истории" по заданию alexi: «дженовский драббл о том, как Северус, Командор и Бонкар отправились на прогулку в лес. Или собирать грибы, или печь картофель ))) И пусть Бонкар ради развлечения поймает белку».

Вбоквел к "Другой истории"

URL
Комментарии
2008-07-21 в 21:01 

- Прекрасная погода.
- Да.
Иней ещё лежал на палой листве, но солнце уже начало пригревать. Томас расстегнул верхнюю пуговицу на плаще.
Где-то неподалёку ломались кусты: Бонкар резвился - по-своему, по-каменному.
- Удивительно тепло для октября.
- Да.
- Северус, ты здесь?
- Да… что?
Томас вздохнул. Северус бросил на него быстрый взгляд искоса и снова опустил глаза (будто и смотреть здесь не на что, кроме как на расползающиеся под ногами листья).
- Простите.
У него хотя бы хватило совести изобразить смущение.
Конечно, Томас не рассчитывал, что Северус станет развлекать его светской беседой. Собственно, рассчитывал, что не станет - ему хотелось подумать. Однако хоть парой реплик можно было и обменяться.
- Вы хотели о чём-то поговорить со мной? – и снова – краткий, настороженный взгляд.
- Вовсе нет. Мне нужно размяться. А тебя я взял для компании. Ты ведь не против?
- Нет. Конечно, нет.
Между бровями Северуса появилась вертикальная складка.
В воздухе повисло невысказанное: «Так я тебе и поверил!»
Нотт и Линкей не поверили тоже. Все они подозревали: подлинная цель прогулки заключалась в беседе столь секретной, что даже аврорам нельзя ее слышать, и именно потому Командор отказался от всякой охраны.
Томас отшвырнул ногой сломанную ветку.
Они думают, Томас - не человек и не может захотеть просто пройтись по лесу? Кто он для них – вождь, пастырь, символ государства? Томас представил себя в виде каменной статуи, важно ступающей по этим пёстрым хрупким листьям, оставляющей в земле глубокие вмятины. Вот бы чудная парочка была – он и Бонкар!
Томас хмыкнул. Северус сдвинул брови. Томасу хотел сказать, что смеялся вовсе не над ним, но промолчал. Не хватало ещё оправдываться перед человеком, которому он в отцы годится!
Новый вопрос, не имеющий ответа: кто кому годится в отцы?
Есть вещи, о которых лучше не думать. Не так: думать о них - всё равно, что выпускать джинна из бутылки. Лучше просто вдыхать непривычно чистый воздух, от которого слегка кружится голова, и прислушиваться к хрусту веток под ногами и учащённому дыханию Северуса.
- Тебе нужно больше гулять, - рассеянно сказал Томас.
- Мне некогда, - хмуро отозвался Северус. – И вообще я не люблю природу. Я человек городской.
- Ты человек кабинетно-подвальный.
Северус ответил ухмылкой на ухмылку. Настроение Томаса стало улучшаться.
Отца тоже было не вытащить на прогулки. Некогда, много работы, какого дьявола я стану спотыкаться на кочках, мне же не десять лет, иди, гуляй один. А Тому хотелось – с ним. Тогда можно было показать, как ловко он умеет ходить по стволу поваленного дерева и прыгать через глубокие канавы. Всем этим можно было похвастаться и перед соседними ребятишками, но как можно сравнивать?
Ему десять, и он только что забрался на сосенку, сорвав шишку с нижней ветки в доказательство своего героизма. Шишку он презентует отцу. Потом, годы спустя, он полезет в отцовский стол за конвертом, в верхнем ящике стола наткнется на эту шишку – старую, будто присыпанную пеплом, высохшие чешуйки торчат в разные стороны – и будет думать, почему отец ее не выбросил.
Сейчас бы ему эту шишку... да что это за чушь лезет сегодня в голову?
«Ну, и на кого ты похож? Весь в смоле, в волосах иголки», - говорит отец и начинает вынимать хвоинки из густой шевелюры Тома. Лицо у него суровое, а пальцы ласковые, и сразу понятно, что суровость его напускная (тогда-то Томас понял: когда говоришь с человеком, смотри на его руки; лицо лжёт, руки – никогда).
Том прижимается к отцу, впитывая его любовь, как будто понимает, что нет ничего более мимолетного, чем счастье, и что так будет не всегда, но на самом деле ничего он не понимает и уже через минуту, нетерпеливо высвободившись, снова убегает.
Томас поднял голову. Небесная синева наливалась теплом – может быть, последним теплом в этом году. К сердцу прилила грусть, как будто из жизни Томаса уходило что-то важное, медленно, но неотвратимо.
- Каким было твоё первое воспоминание? – спросил он.
Северус вздрогнул.
- Первое?
- Детское воспоминание, - пояснил Томас, щурясь. – Самое раннее.
Они взошли на холм, и свет бил им в лицо. Бонкар присел перед большой сосной, внимательно уставившись на её крону.
- Самое первое? – Северус задумался. – Зачем вам это?
- Мне интересно.
- Я сижу на кухне, на высоком стуле. Наверное, мне очень мало лет, потому что кухня кажется огромной. Как этот лес. И родители тоже очень большие – мама и Тобиас.
Бонкар лег на землю, прижав уши к голове, зажмурил глаза и теперь в точности походил на каменную глыбу – пока не ткнёшь пальцем, не отличишь.
- Мама чистит морковь, кажется, - продолжал Северус. – Точно, морковь. Я помню цвет - ярко-рыжий, как эта белка.
По стволу сосны действительно спускалась белка. Пушистый хвост, задранный кверху, пламенел на солнце, словно факел.
- Нож соскользнул, и мама резанула себе по пальцу. Надо же, я столько лет не вспоминал об этом, но вижу всё, как наяву – цвет и фактуру столешницы, миску с какими-то стручками и кровь – алую, очень красивую. Струйка крови огибала палец, точно кольцо. Мама вскрикнула, а потом засмеялась, а отец…
Белка спрыгнула на валун, и он мгновенно ожил. Лязгнули клыки, и вот уже из пасти свисает только рыжий хвостик.
- Чёрт, - сказал Северус растерянно.
Бонкар вразвалку подошел к ним, благосклонно покосился на Северуса и положил добычу к ногам хозяина.
- Молодец, - похвалил Томас.
На брыластой физиономии Бонкара появилось выражение абсолютного довольства.
- Кормилец, - Томас потрепал горгула по загривку. Загривок был холодный. – Добытчик. Ступай и поймай мне что-нибудь ещё.
Бонкар коротко рявкнул, толкнулся в бедро Северуса башкой, отчего тот едва не упал.
- Молодец, - подтвердил Северус. – Бандит и разбойник. Азкабан по тебе плачет.
Бонкар был счастлив. Неторопливо поднявшись, он устремился к недалёкому осиннику, оглядывая притихший лес хозяйским взглядом.
- Он её убил? – Северус наклонился, разглядывая рыжее тельце.
Белка лежала, как тряпка, блестящая шубка смялась и потускнела, но крови на ней не было видно.
- А тебе было бы жаль? – Томас недоумённо поднял брови.
Северус никогда не отличался сентиментальностью.
- С тех пор, как Фенрир подарил мне Рэта, меня стала занимать судьба мелких тварей, - ответил Северус со смущённой улыбкой.
- Тебе не кажется, что Грейбек над тобой посмеялся?
- Нет. Это была шутка, а не насмешка. Я безошибочно определяю оскорбление… А вы его не любите.
- Да, есть люди, которые мне нравятся больше, - согласился Томас. – И нет, Бонкар её не убил. Челюсти у него ужасные, но он умеет соразмерять силы. Он может сразу переломить хребет жертве, а может поиграть и отпустить – совсем, как… Вот, смотри!
Белка открыла глаза, полежала немного, тяжело дыша и таращась перед собой. Северус отошёл и встал плечом к плечу с Томасом.
Белка поднялась на лапки. Вид у неё был, как у фараона египетского, которому Моисей продемонстрировал первое чудо.
- Полная переоценка ценностей, - пробормотал Томас.
Северус хихикнул.
Белка вздрогнула, метнулась к сосне. Секунда – и зверек исчез, будто его и не было.
- Видишь, - Томас усмехнулся, - все в порядке с твоей мелкой тварью. У тебя иголки в волосах. Стой смирно, я вытащу.
Северус покорно наклонил голову. Томас предъявил ему две длинные сосновые хвоинки, скреплённые вместе, будто растопыренные пальцы - «Виктория»!
- Надо карманы проверить, - проворчал Северус. – Вдруг там грибы выросли. А что вы говорили про Бонкара?
- Охотник, - вспомнил Томас. – Добытчик. Азкабан по нему плачет.
- Плагиат! Это мои слова, - Северус улыбнулся. – Вы говорили, что он может убить добычу сразу, а может отпустить, как… Как кто?
- Как я, Северус, - Томас улыбнулся в ответ. – Совсем, как я.

~ fin ~

URL
2008-07-21 в 21:02 

Тут можно оставлять отзывы. :)

URL
2008-07-26 в 13:15 

Molo
Трехпалубное стадко.
- Как я, Северус, - Томас улыбнулся в ответ. – Совсем, как я.
Неслабый такой контраст с общим вальяжно-ностальгическим настроением. Очень верно.
Благодарствую вам.)

2008-07-26 в 18:54 

sine
Да, Командор такой - приятный и милый снаружи, а внутри - опасный и хищный. :)
Вам спасибо за отзыв!

URL
2008-07-26 в 20:02 

Molo
Трехпалубное стадко.
Да, Командор такой - приятный и милый снаружи, а внутри - опасный и хищный.
И вам очень красиво это удается показать.)

2008-07-26 в 20:25 

Просветленный пофигист
sine
Спасибо! :shy:

2009-07-11 в 15:43 

В поисках счастья
Командор действительно просто супер! Обычно я читаю слэш, но про Командора даже джен рулит))).

2009-07-12 в 09:14 

Svengaly
голос за кадром
Неудачный день
Прекрасный и ужасный :)
Спасибо :)

2010-03-25 в 17:08 

Careful soul and troubled heart (c)
Хорошая зарисовка)) Имхо, разговор, который вполне мог бы войти в основной текст - настолько он соответствует ему по духу и содержанию)

2010-03-25 в 17:59 

голос за кадром
Galadriel
Это развилка между двумя "Другими историями" - дженовой и слэшной )))
Спасибо :)

2010-08-07 в 13:09 

Р.А.
Липовый цвет
я новичок в вашем дневнике и пока только в процессе чтения, но... Возник вопрос! )))

Это развилка между двумя "Другими историями" - дженовой и слэшной )))

Это как? Точнее это где? Прочесть можно? ))) Вторую другую историю?

2010-08-08 в 07:09 

Svengaly
голос за кадром
Р.А.
Всё в этом дневнике :) Основной массив - собственно ДИ - исключительно дженовая, а вбоквеллы преимущественно слэшные. Дженовые вбоквеллы идут к основной ДИ, слэшные - параллельно :)

2014-11-07 в 22:25 

Margaret Onixe
Меня иногда одолевает гносеологическая похоть – познать, познать, познать! (с)
Совершенно прекрасные тексты. И завораживающие герои, каждый абзац - как отблеск от новой грани. Спасибо!

   

Дневник Snark-Svengaly

главная